Контакты:

Чт. Сен 29th, 2022

Мария Шувалова

В этом материале:

Самыми распространенными категориями споров, связанных с воспитанием детей, являются споры о месте жительства ребенка при раздельном проживании родителей, об осуществлении родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка, и об устранении препятствий к общению с ребенком его близких родственников (последних – значительно меньше, чем первых двух). Так, по статистике Минпросвещения России – именно к компетенции данного министерства, напомним, относятся функции по реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних, – в прошлом году число представленных в суд органами опеки и попечительства заключений и предъявленных в защиту интересов детей исков составило:

  • по спорам о месте жительства детей – 32 848 (в 2020 году – 28 987);
  • по спорам об участии в воспитании детей отдельно проживающих родителей – 27 759 (в 2020 – 25 734);
  • по спорам об общении с детьми близких родственников – 3541 (в 2020 – 3268).

Таких споров на самом деле больше: в суд родители или родственники детей обращаются, если не могут самостоятельно договориться о порядке их воспитания (п. 3 ст. 65п. 2 ст. 66п. 3 ст. 67 Семейного кодекса). Причем именно мирный досудебный порядок решения вопросов о том, с кем из родителей будет жить ребенок при их разводе или расставании, как проживающий отдельно родитель будет участвовать в жизни ребенка и каким должен быть порядок общения ребенка с другими родственниками, бабушками и дедушками например, является предпочтительным с точки зрения минимизации негативных последствий таких споров для детей, так как судебные процессы очень серьезно отражаются на их психологическом состоянии.

И все же приведенная статистика свидетельствует о том, что судебных споров о воспитании детей много, причем конфликты не всегда завершаются в момент вступления в силу вынесенных по таким делам решений судов, так как не все эти решения исполняются.

Как сообщила Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка Мария Львова-Белова в ходе конференции «PRO семейные споры за детей», прошедшей в ОП РФ 18-19 июля, в прошлом году в аппарат омбудсмена поступило около 600 обращений по спорам, связанным с определением места жительства детей, порядка их общения с одним из родителей или другими членами семьи. По сравнению с 2018 годом число обращений увеличилось на 22%, добавила советник омбудсмена Гульнара Бенидзе, что указывает на наличие системных проблем при рассмотрении таких споров.

Рассмотрим, что же во многих случаях мешает эффективному разрешению таких наиболее «популярных» споров о воспитании детей и как возникающие сложности можно преодолеть.


Не урегулированные законодательством вопросы

При разработке методических рекомендаций для органов опеки и попечительства по сопровождению семейных споров о месте жительства ребенка и порядке общения с ребенком отдельно проживающего родителя или близкого родственника (приняты и направлены Минпросвещения России в органы исполнительной власти субъектов РФ, осуществляющих управление в сфере опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних, всех 85 регионов в 2021 году; далее – Методические рекомендации)1 был проведен комплексный анализ законодательства и правоприменительной практики по таким спорам, что позволяет выделить несколько обстоятельств, препятствующих их конструктивному разрешению.

Обязательный досудебный порядок урегулирования споров об определении места жительства ребенка при раздельном проживании родителей и об осуществлении родительских прав отдельно проживающим родителем отсутствует, поэтому родители нередко сразу обращаются в суд, не пытаясь самостоятельно найти взаимоприемлемое решение.

Проживающий отдельно от ребенка родитель имеет право на общение с ребенком, участие в его воспитании и решение вопросов о получении ребенком образования. Порядок осуществления родительских прав таким родителем может быть определен заключенным между родителями письменным соглашением, а если родители не могут прийти к соглашению, спор разрешается судом (п. 1-2 ст. 66 Семейного кодекса РФ). Такое регулирование не исключает ситуации, когда живущий не вместе с ребенком родитель требует согласования с ним практически всех вопросов, касающихся повседневной жизни ребенка, что на практике создает значительно трудности и для другого родителя, и в принципе для воспитания ребенка. В результате возникает конфликт и, как следствие, обращение в суд.

Согласно п. 1 ст. 66 Семейного кодекса РФ родитель, с которым проживает ребенок, не должен препятствовать его общению с другим родителем, за исключением случая, когда такое общение причиняет вред физическому и психическому здоровью ребенка, его нравственному развитию. По каким критериям устанавливается причинение такого вреда, не определено, что также приводит к конфликтам между родителями, требующим их разрешения в суде.

В законодательстве отсутствует подробный перечень условий, которые суд должен установить при определении порядка общения с ребенком родителем, проживающим отдельно от него. Определенные разъяснения по этому вопросу дал Верховный Суд Российской Федерации. Так, в п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 27 мая 1998 г. № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» (далее – Постановление Пленума № 10) указано, что при рассмотрении такого спора суду с учетом обстоятельств конкретного дела следует определить порядок общения: время, место, продолжительность и т. п., изложив его в резолютивной части решения. При этом рассмотрению и утверждению подлежит порядок не только общения, но и осуществления иных родительских прав отдельно проживающим родителем, если соответствующие требования были указаны в исковом заявлении, – об этом говорится в соответствующем разделе Обзора практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей (утв. Президиумом ВС РФ 20 июля 2011 г.; далее – Обзор по спорам о воспитании детей). Кроме того, в данном обзоре отмечается, что и непосредственно суд может ставить на обсуждение сторон вопросы о реализации отдельно проживающим родителем не относящихся к порядку общения с ребенком родительских прав: поскольку в ст. 66 Семейного кодекса РФ нет исчерпывающего перечня прав родителя, проживающего отдельно от ребенка, суду следует исходить – с учетом интересов ребенка и обстоятельств дела – из наличия у такого родителя всего спектра родительских прав. Причем суду рекомендуется в том числе разъяснять отдельно живущему родителю, подавшему иск, возможность соответствующего уточнения исковых требований. И все же на практике, как отмечается в Методических рекомендациях, суды, как правило, руководствуются заявленными исковыми требованиями, а значит, результат спора сильно зависит от компетентности лица, подавшего иск, либо его адвоката.

В соответствии с п. 1 ст. 67 Семейного кодекса РФ право на общение с ребенком имеют не только бабушки, дедушки, братья и сестры, но и другие родственники – так же, как и сам ребенок имеет право на общение с любыми, а не только близкими родственниками (п. 1 ст. 55 кодекса). При этом только близкие родственники в случае отказа от предоставления им такого права со стороны родителей ребенка или одного из них могут обратиться для устранения препятствий к общению с ребенком в орган опеки и попечительства и впоследствии – если решение последнего об обязании родителей не препятствовать такому общению не будет исполнено – в суд (п. 2-3 ст. 67 Семейного кодекса РФ). Близкими родственниками детей согласно ст. 14 кодекса являются, помимо родителей, бабушки, дедушки, полнородные и неполнородные – имеющие общих отца или мать – братья и сестры. Получается, что все остальные родственники подобных правовых гарантий не имеют, хотя на практике подобные споры возникают.


Участие органов опеки и попечительства в разрешении споров о воспитании детей

Важную роль в урегулировании споров о воспитании детей играют органы опеки и попечительства (далее – органы опеки) – они могут оказывать сторонам содействие в мирном разрешении данных споров в досудебном порядке, участвуют в судебных разбирательствах по таким спорам и в исполнении решений судов по соответствующим делам, поэтому эффективность их деятельности может непосредственно влиять на результаты рассмотрения споров.

Как уже отмечалось, положениями Семейного кодекса РФ, определяющими процедуру разрешения споров об определении места жительства детей и об осуществлении родительских прав проживающим отдельно родителем (п. 3 ст. 65п. 2 ст. 66), не предусмотрен обязательный досудебный порядок их разрешения, равно как и обязательное участие органов опеки в досудебном урегулировании таких споров. Однако, поскольку эти органы наделены в соответствии со ст. 56 Семейного кодекса РФ полномочиями по защите прав и законных интересов детей, в том числе имеющих родителей, а родители при осуществлении родительских прав имеют право на оказание им содействия в виде предоставления семье медицинской, психологической, педагогической, юридической, социальной помощи (п. 4 ст. 65 кодекса), при возникновении любого спора, связанного с воспитанием детей, в том числе об определении места жительства ребенка и о порядке осуществлении прав проживающим отдельно родителем, родители вправе обратиться в органы опеки за оказанием консультативной и иной помощи, отмечается в Методических рекомендациях. Кроме того, не стоит забывать и о том, что сам ребенок имеет право на обращение в орган опеки, в том числе когда родители или один из них не выполняют или выполняют ненадлежащим образом обязанности по его воспитанию и образованию либо злоупотребляют родительскими правами (п. 2 ст. 56 Семейного кодекса РФ).

На практике такие обращения есть – в основном по спорам об осуществлении прав отдельно проживающим родителем. Как отметила начальник отдела нормативного регулирования в сфере опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних граждан Департамента государственной политики в сфере защиты прав детей Минпросвещения России Анастасия Аккуратова, иногда конфликт удается разрешить уже в рамках первой встречи родителей с сотрудниками органов опеки, так как родителям, которые плохо общаются или вовсе не общаются друг с другом, при вызове в орган опеки приходится обсуждать ситуацию, свои претензии и возможные варианты их удовлетворения. Так что успешность таких встреч во многом зависит от профессионализма сотрудников органов опеки, подчеркнула эксперт.

Поэтому органам опеки при обращении граждан в связи с возникновением споров о воспитании детей следует, как указывается в Методических рекомендациях, максимально использовать возможность досудебного урегулирования таких споров, содействовать разрешению конфликта между сторонами и их примирению на взаимоприемлемых условиях в интересах ребенка, в том числе с привлечением организаций, оказывающих психологическую, юридическую и иную помощь семьям и детям. При этом такое содействие может включать и непосредственно подготовку предложений о вариантах решения спорных вопросов при заключении соглашения между сторонами. Так, например, при определении порядка осуществления родительских прав проживающим отдельно от ребенка родителем рекомендуется обращать внимание родителей на целесообразность включения в соглашение положений не только о времени, месте общения, порядке передачи ребенка этому родителю и его возврата по завершении общения, но и, например:

  • о порядке участия такого родителя в воспитании ребенка и решении вопросов о получении им образования, об оказании плановой медицинской помощи;
  • о наделении родителя, с которым живет ребенок, правом решать без согласия второго родителя вопросы, касающиеся повседневной жизни ребенка: организации режима дня, питания, досуга, удовлетворения иных повседневных личных и бытовых нужд ребенка, оказания ему медицинской помощи в экстренной и неотложной формах;
  • о возможности решения родителем, проживающим отдельно, вопросов, касающихся повседневной жизни ребенка, без согласия другого родителя в случае, если общение происходит в его отсутствие;
  • об обязанности родителя, с которым живет ребенок, заранее сообщать второму родителю о препятствующих осуществлению его родительских прав обстоятельствах: к примеру, временном отъезде ребенка для отдыха, оздоровления и по иным причинам, смене места жительства ребенка.

Очевидно, никаких закрытых перечней таких положений, которые родителям следует согласовывать при урегулировании соответствующего спора, сформировать нельзя – каждая семья и каждый спор индивидуальны, однако с учетом изложенного можно дать родителям, не живущим вместе, некую общую рекомендацию: максимально продумать и заранее предусмотреть решение как можно большего количества вопросов, которые могут возникнуть в связи с воспитанием ребенка, чтобы, с одной стороны, не создавать препятствий для его общения с отдельно живущим родителем и позволить последнему реально участвовать в жизни ребенка, а не просто видеть его несколько раз в месяц, а с другой – предотвратить тотальный контроль со стороны такого родителя за повседневной жизнью ребенка и родителя, с которым он живет.

Орган опеки может рекомендовать сторонам конфликта использовать для его урегулирования процедуру медиации. В том, что медиация в перспективе способна стать действительно эффективным способом разрешения семейных споров – причем не только в досудебном порядке: медиация, напомним, может применяться и после передачи спора на рассмотрение суда – до вынесения решения по делу (ст. 4 Федерального закона от 27 июля 2010 г. № 193-ФЗ) – уверены и представители уполномоченных государственных органов, и правозащитники. «Мы всегда говорим о том, что за этим институтом будущее: рассмотрение таких сложных споров, которые затрагивают какие-то интимные стороны жизни семьи, в идеале должно происходить в мирном досудебном порядке. И содействие разрешению этих споров должно осуществляться специалистами служб медиации все-таки, органами опеки – в меньшей степени, – отметила Анастасия Аккуратова. – Но здесь встает вопрос о готовности граждан разрешать споры мирным путем с применением медиации: чаще всего они не готовы, не понимают, что такое медиация и считают, что она только затянет процесс».

Стоит отметить, что в Методических рекомендациях довольно подробно изложены основные принципы и технологии медиации, порядок проведения данной процедуры, особенности семейной медиации, ситуации, когда ее применение с большой долей вероятности будет нецелесообразным, а также приведены алгоритм взаимодействия сотрудников органов опеки с центрами и службами медиации в рамках работы с семьей и несколько реальных примеров такого взаимодействия. Поэтому логично будет предположить, что использование соответствующих положений позволит органам опеки более детально разъяснять спорящим родителям преимущества медиации, и это, в свою очередь, может привести к повышению популярности данной процедуры. Сейчас, по данным Минпросвещения России, случаи разрешения семейных споров в досудебном порядке путем медиации единичны. В рамках судопроизводства, по статистике Судебного департамента при ВС РФ, в 2021 году путем проведения процедуры медиации, судебного примирения было урегулировано 70 споров, связанных с воспитанием детей (при этом всего в прошлом году судами первой инстанции было рассмотрено 20 597 таких споров), сколько именно посредством медиации – не уточняется.

Для споров же, возникающих в ситуациях, когда родители или один из них отказываются предоставить близким родственникам ребенка возможность с ним общаться, обязательный досудебный порядок предусмотрен: такие родственники вправе обратиться в орган опеки, с тем чтобы он обязал родителей не препятствовать их общению с ребенком. И только если родители не подчиняются решению органа опеки, родственник или непосредственно орган опеки вправе подать в суд иск об устранении препятствий к общению с ребенком (п. 2-3 ст. 67 Семейного кодекса РФ).

Перед принятием решения об обязании родителей или одного из них не препятствовать общению с ребенком его близких родственников органу опеки согласно Методическим рекомендациям следует выяснить мнения обеих сторон спора и ребенка, письменно их зафиксировать, провести обследование условий жизни заявителя, который хочет общаться с ребенком, и составить по его результатам соответствующий акт. Принятое решение оформляется распорядительным актом органа опеки, сторонам спора разъясняется, что при его неисполнении заявитель или орган опеки могут обратиться в суд.

Порядок участия органов опеки в судебных процессах закреплен в ст. 78 Семейного кодекса РФ. В ней установлено, что органы опеки привлекаются к рассмотрению всех споров, связанных с воспитанием детей, и обязаны провести обследование условий жизни ребенка и лица, которое претендует на его воспитание, и представить суду акт обследования и основанное на нем заключение по существу спора. Стоит напомнить, что ВС РФ в Обзоре по спорам о воспитании детей предостерегает суды от серьезных ошибок, которые заключаются либо в непривлечении к участию в делах, связанных с воспитанием детей, органов опеки – это является прямым нарушением установленного законом требования, либо в привлечении их не в качестве органов, дающих заключения по делу, в соответствии со ст. 47 Гражданского процессуального кодекса, а в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора (ст. 43 ГПК РФ).

Еще одним встречающимся в практике упущением судов является привлечение к участию в деле органа опеки по месту жительства одной из сторон – как правило, истца, претендующего на участие в воспитании ребенка. По мнению ВС РФ, в случае, когда родители ребенка живут раздельно, привлекать к делу нужно органы опеки по месту жительства как истца, так и ответчика, которые, соответственно, должны составить два акта обследования условий жизни и два основанных на этих актах заключения по существу спора.

Кроме того, нужно иметь в виду, что составление акта обследования условий жизни ребенка и претендующего на его воспитание лица и заключения по существу спора необходимо и в том случае, когда истцом по делу является орган опеки.

К основным проблемам, связанным с действиями непосредственно органов опеки, относятся:

  • неявка в судебное заседание надлежащим образом извещенного о времени и месте его проведения представителя органа опеки. Как отмечает ВС РФ, случаи таких неявок – без оповещения суда о причинах неявки и заявления ходатайства о рассмотрении дела в отсутствие данного лица или об отложении слушания – нередки, что приводит к неоднократному отложению слушаний по таким делам и, как следствие, к нарушению сроков рассмотрения гражданских дел и несвоевременному восстановлению прав и законных интересов детей и других участвующих в деле лиц;
  • распространенная практика заявления органами опеки ходатайств о рассмотрении соответствующей категории дел без их участия. Суды, как правило, удовлетворяют такие ходатайства, но впоследствии в ходе судебного разбирательства возникают вопросы, разрешить которые без участия в судебном заседании представителя органа опеки невозможно, что приводит к отложению слушания по делу;
  • нарушение органами опеки сроков исполнения судебных поручений о проведении обследования условий жизни ребенка и лица, претендующего на его воспитание, и представления суду акта обследования и основанного на нем заключения по существу спора;
  • составление заключений, которые либо не содержат необходимых сведений: данных об отношениях между родителями, между ними и ребенком, о личностных качествах родителей, привязанности ребенка к каждому из них, о результатах общения с несовершеннолетним, мнения органа опеки о целесообразности опроса ребенка в судебном заседании и о том, может ли опрос в суде причинить ребенку психологическую травму, и др., либо и вовсе противоречат фактическим обстоятельствам дела;
  • отсутствие в заключениях органов опеки и попечительства вывода по существу спора.

В то же время ВС РФ обращает внимание судей на то, что достаточность и полнота сведений, отраженных в актах и заключениях органа опеки, напрямую зависят от тех вопросов, которые суд ставит перед этими органами, поручая проведение обследования условий жизни и составление заключения, и отмечает, что эти на практике эти вопросы в ряде случаев ставятся формально – без учета обстоятельств дела и заявленных исковых требований.

При этом проведенный при подготовке Методических рекомендаций опрос специалистов органов опеки показал, что многие из них в принципе испытывают сложности при подготовке заключений по существу спора о воспитании детей, поскольку не обладают знаниями в области возрастной и социальной психологии и не владеют техниками разрешения конфликтов. Только 33% опрошенных специалистов проходили повышение квалификации по основам конфликтологии, медиации в семейных конфликтах, участия органа опеки в преодолении внутрисемейных конфликтов, 20,5% – по основам возрастной психологии, социальной психологии, педагогики. 67% респондентов отметили, что самостоятельно разработали форму акта обследования условий жизни ребенка и претендующего на его воспитание лица, при этом большинство опрошенных выступают за установление единой формы как для акта обследования, так и для заключения органа опеки (отметим, что примерные формы данных актов приведены в приложениях к Методическим рекомендациям). Кроме того, специалисты органов опеки считают необходимым обеспечить обязательное привлечение психологов к рассмотрению споров о воспитании детей.


Учет мнения ребенка и другие существенные для разрешения спора обстоятельства

В соответствии со ст. 57 Семейного кодекса РФ ребенок имеет право выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, и право быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства. Причем по достижении ребенком 10-летнего возраста учет его мнения становится обязательным, за исключением случаев, когда это противоречит интересам ребенка.

Мнение ребенка по существу спора о его воспитании может выясняться как специалистами органа опеки или сотрудниками образовательных и иных детских учреждений, организаций, оказывающих помощь семье и детям, так и непосредственно судом. Важно отметить, что ВС РФ в Обзоре по спорам о воспитании детей обращает внимание на приоритетность непосредственного, а не опосредованного – путем отражения в заключении органа опеки – выяснение мнения ребенка. Поэтому судьям рекомендуется исходить из права детей быть заслушанными в ходе любого судебного разбирательства, затрагивающего их интересы, и только при наличии оснований полагать, что присутствие ребенка в суде может оказать на него неблагоприятное воздействие, выяснять мнение органа опеки по этому вопросу. Это, кстати, несколько отличается от более ранней позиции ВС РФ, изложенной в п. 20 Постановления Пленума № 10, согласно которой в случае, если при разрешении связанного с воспитанием детей спора суд придет к выводу о необходимости опроса несовершеннолетнего в судебном заседании в целях выяснения его мнения, следует предварительно выяснить мнение органа опеки и попечительства о том, не окажет ли присутствие в суде неблагоприятного воздействия на ребенка, на что обращает внимание в указанном обзоре сам Суд.

При этом ВС РФ предостерегает судей от совершения некоторых ошибок, к которым, помимо рассмотрения спора без выяснения мнения ребенка старше 10 лет, относятся неприведение в протоколах судебных заседаний сведений о том, в присутствии каких специалистов проводился опрос ребенка (социального педагога, классного руководителя, эксперта-психолога) и удалялись ли из зала заседания на время опроса заинтересованные лица, и невыяснение мнения детей при заключении в суде мировых соглашений о месте проживания ребенка.

При опросе ребенка в судебном заседании суду необходимо установить, не является ли его мнение следствием воздействия на него одного из родителей или других заинтересованных лиц, как ребенок обосновывает свое мнение, осознает ли он свои интересы при выражении этого мнения и другие подобные обстоятельства (п. 20 Постановления Пленума № 10).

Разумеется, не всегда мнение ребенка становится определяющим при вынесении решения – судом исследуется весь комплекс обстоятельств, имеющих значение для дела. Так, при определении места жительства ребенка, родители которого живут раздельно, обязательно должны учитываться привязанность ребенка к каждому из родителей, братьям и сестрам, возраст ребенка, нравственные и иные личные качества родителей, отношения каждого родителя с ребенком, возможность создания условий для воспитания и развития ребенка у каждого из них: род деятельности, режим работы, материальное и семейное положение и т. д. – об этом прямо говорится в п. 3 ст. 65 Семейного кодекса РФ. При этом само по себе преимущество в материально-бытовом положении одного из родителей не является безусловным основанием для удовлетворения требований этого родителя о проживании ребенка с ним (п. 5 Постановления Пленума № 10). Как показывает практика, суды при рассмотрении таких споров анализируют также следующие обстоятельства:

  • проявление одним из родителей большей заботы о ребенке;
  • социальное поведение каждого родителя, факт привлечения родителей к административной или уголовной ответственности, наличие судимости;
  • факт нахождения родителя на учете в психоневрологическом, наркологическом диспансерах;
  • морально-психологическая обстановка в месте проживания каждого из родителей;
  • климатические условия в месте проживания ребенка, если родители живут в разных климатических поясах;
  • возможность своевременного получения медицинской помощи;
  • наличие или отсутствие у родителей другой семьи;
  • привычный круг общения ребенка: друзья, воспитатели, учителя;
  • привязанность ребенка не только к родителям, братьям и сестрам, но и к дедушкам, бабушкам, проживающим с ними одной семьей, приближенность места жительства родственников, которые реально могут помочь родителю, с которым остается ребенок, в его воспитании;
  • удобство расположения образовательных, спортивных и иных учреждений, которые посещает ребенок, возможность создания каждым из родителей условий для посещения дополнительных занятий;
  • цель предъявления иска – заявление родителем требования об определении места жительства ребенка с ним для получения какой-либо выгоды, например выплат на ребенка с инвалидностью, недопустимо.

В то же время в некоторых судебных актах приводятся лишь общие фразы о том, что при определении места жительства ребенка учитываются его отношения с родителями, материальное положение последних и т. д., без указания на то, какие обстоятельства легли в основу принятия соответствующих решения. В основном это свойственно для случаев, когда требование об определении места жительства ребенка заявляется одновременно с требованием о расторжении брака и ответчик признает иск. Но и в таких ситуациях, по мнению ВС РФ, решение суда в соответствующей части должно быть мотивированным: в нем следует указывать, почему при определении места жительства ребенка предпочтение отдается одному из родителей и соответствует ли это интересам ребенка.

При определении порядка общения с ребенком отдельно проживающим родителем принимаются во внимание возраст ребенка, состояние его здоровья, привязанность к каждому из родителей и другие обстоятельства, которые могут оказать воздействие на физическое и психическое здоровье ребенка, его нравственное развитие (п. 8 Постановления Пленума № 10). Помимо этого, как отмечается в Обзоре по спорам о воспитании детей, суды учитывают в том числе наличие у отдельно проживающего родителя необходимых для ребенка условий: спального, игрового места и др., режим дня ребенка, удаленность места жительства родителя от места, где живет ребенок, длительность периода времени, в течение которого ребенок не общался с родителем.

Поскольку для участия отдельно проживающего родителя в воспитании ребенка важна возможность не только видеться с ним в жилом помещении, но и гулять, ходить в кино, на концерты и другие мероприятия, следует, по мнению ВС РФ, исходить из того, что установление порядка общения исключительно по месту жительства ребенка и в присутствии другого родителя допускается только в случае, когда это необходимо в интересах ребенка.

Как видно, установление и оценка некоторых из перечисленных выше обстоятельств требует специальных знаний в области психологии – без них, например, невозможно проанализировать внутрисемейные отношения и взаимоотношения ребенка с каждым из родителей, выявить индивидуально-психологические особенности родителей и детей, определить наличие или отсутствие психологического влияния на ребенка со стороны родителей или одного из них, установить, может ли общение ребенка с проживающим отдельно родителем причинить вред его здоровью – физическому и психическому – и нравственному развитию. Поэтому для установления таких обстоятельств суды назначают судебно-психологические или комплексные судебные психолого-психиатрические экспертизы (наличие или отсутствие у лиц, участвующих в деле, психического расстройства и степень его влияния на возможность осуществления родительских прав, например, может установить только психиатр). Однако далеко не по всем делам: по статистике, которой поделилась руководитель отдела судебно-психиатрической экспертизы в гражданском процессе ФГБУ «НМИЦ психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского» Минздрава России Наталья Харитонова, в 2019 году в рамках судебных процессов по спорам о воспитании детей российскими судами было назначено всего 1739 таких экспертиз.

При рассмотрении данной категории дел психологи могут привлекаться и в качестве специалистов, однако стоит учитывать, что консультация специалиста по ряду показателей проигрывает заключению эксперта, в том числе потому, что порядок проведения и оформления результатов судебной экспертизы регламентирован, эксперт несет уголовную ответственность за дачу заведомо ложного заключения и имеет право знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету экспертизы, а также просить суд о предоставлении ему дополнительных материалов и документов для исследования (ст. 85-86ст. 171 ГПК РФ).

Данных о том, к рассмотрению какого количества дел ежегодно привлекаются психологи – в качестве экспертов или специалистов – нет, зато в Методических рекомендациях есть другая статистика: о привлечении психологов при выяснении мнения ребенка по существу спора органами опеки – это делается только в 28% случаев. Учитывая ранее обозначенную проблему отсутствия знаний в области психологии у самих сотрудников органов опеки, можно сделать вывод о том, что в большинстве случаев вопросы о способности ребенка принимать самостоятельные решения и наличии влияния на формирование мнения ребенка об одном из родителей со стороны другого родителя в принципе остаются без оценки.


Исполнение судебных решений по спорам о воспитании детей

Если решения судов по делам, связанным с воспитанием детей, не исполняются добровольно, их исполнение осуществляется судебными приставами-исполнителями (ст. 79 Семейного кодекса РФ). Как сообщил заместитель начальника Управления по организации исполнительного производства ФССП России Дмитрий Желудков, в 2021 году на исполнении находилось около 11 тыс. дел о порядке общения с ребенком и 777 – об отобрании или передаче ребенка, а в первом полугодии текущего года – более 9 тыс. и 584 дела соответственно.

Порядок исполнения таких исполнительных документов закреплен в ст. 109.3 Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее – Закон № 229-ФЗ). Так, исполнение требования о порядке общения с ребенком предполагает обеспечение приставом беспрепятственного общения взыскателя и ребенка на условиях, определенных в судебном акте. На практике роль пристава в данном случае сводится к фиксации факта того, препятствует ответчик (в терминологии исполнительного производства – должник) общению истца (взыскателя) с ребенком или нет. Если препятствий нет, исполнительное производство завершается – с возможность отмены постановления о его окончании в случае, когда должник спустя какое-то время начал мешать общению взыскателя с ребенком (ч. 4 ст. 109.3 Закона № 229-ФЗ). Если же факт воспрепятствования общению зафиксирован в рамках действующего исполнительного производства, пристав инициирует привлечение должника к ответственности по ст. 5.35 или ст. 17.15 КоАП. «Самая главная проблема в исполнении исполнительных документов о порядке общения – это отказ ребенка общаться с родителем. Здесь пристав ничего не может сделать: заставить ребенка нельзя», – подчеркивает Дмитрий Желудков.

Исполнение решений, связанных с отобранием и передачей ребенка другому лицу, вызывает на практике больше вопросов. Так, например, приставы могут отказать в возбуждении исполнительного производства, если в резолютивной части судебного решения указано только «определить место жительства ребенка с …» и не говорится об обязанности должника передать ребенка другому родителю, с которым ребенок должен жить на основании данного решения. В Письме ФССП России от 28 апреля 2016 г. № 00011/16/37579-СВС «Об организации работы по исполнению исполнительных производств, связанных с воспитанием детей» отмечается, что такой подход соответствует и положению п. 6 ч. 1 ст. 13 Закона № 229-ФЗ, согласно которому в исполнительном листе должна содержаться резолютивная часть судебного акта с требованием о возложении на должника конкретной обязанности, и разъяснению ВС РФ о том, что исполнительные листы на основании судебных актов, которые не содержат предписаний о возложении обязанности по совершению определенных действий, судом не выдаются (п. 17 Постановления Пленума ВС РФ от 17 ноября 2015 г. № 50).

Значительные сложности с исполнением решения суда возникают в ситуации, когда ребенок отказывается переезжать к родителю, которому он должен быть передан.

МНЕНИЕ

Дмитрий Желудков, заместитель начальника Управления по организации исполнительного производства ФССП России:

«Наша позиция такова: мы не имеем права игнорировать волю ребенка. Наша задача – обеспечить беспрепятственный допуск взыскателя к ребенку, в идеале – заблокировав должника. Поэтому здесь очень важно поведение самого взыскателя: мы не реагируем, если ребенок сопротивляется взыскателю, потому что это право родителя – поступать с ребенком, как он считает нужным, естественно, если речь не идет о причинении ребенку физической боли. Если ребенок плачет, высказывает свое негодование относительно происходящих событий, того, что ему нужно перейти к маме или папе, на это приставы не реагируют, они будут реагировать, только в случае прямой угрозы какому-то участнику этого процесса.

Иногда силовое воздействие применяется к должнику, если он удерживает ребенка и причиняет ему боль. Самого ребенка приставы не трогают, их задача, повторю, – обеспечить доступ к нему взыскателя. К сожалению, не всегда у взыскателей есть понимание обоснованности такого подхода, они требуют от приставов силой забрать ребенка и привезти им, иногда даже в другой город просят привезти. И здесь уже органам опеки, адвокатскому сообществу, общественным организациям [правозащитным. – ГАРАНТ.РУ] нужно объяснять взыскателям, в чем заключается процедура принудительного исполнения».


Стоит отметить, что к участию в принудительном исполнении решений об отобрании ребенка и передаче его другому лицу в обязательном порядке должны привлекаться органы опеки, а при необходимости – представитель органов внутренних дел, детский психолог, врач, педагог, переводчик и иные специалисты (п. 2 ст. 79 Семейного кодекса РФч. 1 ст. 109.3 Закона № 229-ФЗ).

ФССП России в упомянутом ранее письме рекомендует приставам, привлекая таких специалистов, ставить перед ними вопросы о том, как при исполнении судебного решения создать условия, исключающие причинение несовершеннолетнему психологической и физической травмы. К примеру, какие действия необходимо предпринять, если ребенок отказывается перейти к одному из родителей. Соответствующие заключения привлеченных специалистов приобщаются к материалам исполнительного производства.

Кстати, несмотря на то, что участие специалистов при исполнении решений о порядке общения ребенка с отдельно проживающим родителем не обязательно, приставы могут привлекать их по своей инициативе на основании ст. 61 Закона № 229-ФЗ. Например, психологов – для выяснения причин, по которым дети отказываются от общения и встреч со вторым родителем.

Поскольку суды исходят из того, что если и после привлечения специалистов ситуация не меняется: ребенок отказывается переезжать к взыскателю или общаться с ним, то такой отказ – исходя из приоритета интересов ребенка – не может быть преодолен мерами принудительного исполнения, ФССП России рекомендует приставам в таких случаях направлять в суд заявления о прекращении исполнительного производства в связи с утратой возможности исполнения исполнительного документа, обязывающего должника совершить определенные действия.

Еще одна серьезная проблема с исполнением возникает, когда место нахождения ребенка неизвестно. И приставы, и правозащитники отмечают, что случаи, когда один родитель прячет ребенка или скрывается с ним на протяжении многих месяцев или даже лет, в их практике далеко не единичны. В такой ситуации ребенок (если место нахождения должника известно) или должник и ребенок объявляются в розыск (ч. 1ч. 4 ст. 65 Закона № 229-ФЗ). «Таких дел не очень много, и каждое стоит на контроле на уровне центрального аппарата ФССП России. В прошлом году 118 детей были в розыске именно по этим категориям: порядок общения или передача ребенка, найдено 60 детей. В первом полугодии текущего года в розыске находились 113 детей, 48 из них уже нашли, – сообщил Дмитрий Желудков. – Очень важно выстраивать взаимодействие на всех уровнях: как между сторонами – участниками процесса, так и с органами власти. Органы МВД России внимательно относятся к розыску детей и оказывают нам активное содействие. Следственный комитет РФ тоже участвует: несмотря на то что порядок взаимодействия с ним в нормативных актах прямо не предусмотрен, на практике такое взаимодействие реализуется, и правоприменение говорит о том, что возбуждение уголовного дела в отношении должника часто способствует установлению фактического места нахождения ребенка и передаче его взыскателю. Поэтому очень важна роль взыскателя: ставит ли он вопрос о возбуждении в отношении должника уголовного дела».

Правозащитники, кстати, считают, что более активное применение практики возбуждения уголовных дел по ст. 330 (самоуправство), ст. 126 (похищение человека), ст. 127 (незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением) и даже ст. 105 УК РФ (убийство) сильно помогло бы эффективному розыску детей в случаях, когда по-другому найти их не получается.

В целом для сокращения числа случаев неисполнения судебных решений по спорам о воспитании детей эксперты предлагают:

  • пересмотреть административное наказание, предусмотренное ч. 2-3 ст. 5.35 КоАП РФ, так как штраф от 2 до 3 тыс. руб. за лишение детей права на общение со вторым родителем или близкими родственниками, намеренное сокрытие места нахождения детей помимо их воли, неисполнение судебного решения об определении места жительства ребенка либо о порядке осуществления родительских прав и 4-5 тыс. руб. или арест до 5 суток за повторное нарушение не является эффективной мерой воздействия на родителей;
  • ввести уголовную ответственность за неисполнение судебных решений об определении порядка общения с ребенком и об определении места жительства ребенка лицами, ранее привлеченными к административной ответственности за соответствующие нарушения;
  • предусмотреть возможность ограничения родительских прав лица, злостно не исполняющего решение суда о порядке общения с ребенком или об определении его места жительства;
  • выработать механизм реализации п. 2 ст. 79 Семейного кодекса РФ, согласно которому при невозможности исполнения решения суда о передаче ребенка без ущерба его интересам он – в соответствии с определением суда – может быть временно помещен в организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. «Для чего может предусматриваться помещение ребенка в учреждение? Чтобы подготовить исполнение решения суда о передаче его другому родителю, чтобы родители спокойно с участием специалистов на независимой территории могли ребенка передавать», – отметила уполномоченный по правам ребенка в Тульской области Наталья Зыкова. Разумеется, этот механизм не должен применяться повсеместно и сразу по принятии решения суда о передаче ребенка: необходимо как минимум установить, что должник не собирается отдавать ребенка второму родителю, поясняет Дмитрий Желудков. «В Алтайском крае было многолетнее дело: должник долго прятал ребенка, его в итоге забрали и поместили в специальное учреждение, и мама уже оттуда ребенка в спокойном состоянии забрала. В Краснодарском крае было три случая инициирования помещения детей в специальные учреждения с целью исключить причинение вреда их здоровью или психологическому состоянию при передаче одному из родителей. Именно в этом мы видим перспективу использования данного механизма», – заключил представитель ФССП России.


***

Хотя каждый спор о воспитании ребенка действительно индивидуален, решаются такие споры в принципе по единому алгоритму. И данный алгоритм подробно описан в разработанных по инициативе Минпросвещения России Методических рекомендациях. Поэтому несмотря на то что данный документ предназначен в первую очередь для органов опеки, советуем изучить его всем родителям и родственникам детей – потенциальным или реальным участникам таких споров, чтобы лучше понять, какие права у них есть, куда можно обращаться за содействием, какие требования можно и нужно заявлять, в том числе при разрешении конфликта без обращения в суд, и что делать, если договоренности или судебные решения не исполняются добровольно.

______________________________

1 Текст методических рекомендаций опубликован на официальном сайте Федерального ресурсного центра по вопросам защиты прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, созданного на базе ФГБУ «Центр защиты прав и интересов детей» (frcopeca.ru/methodical-materials/).

Теги: детиисполнительное производствоправоприменениепрактические ситуациисемьясудебная практикаВС РФМинпросвещения РоссииУполномоченный при Президенте РФ по правам ребенкаФССП РоссииАнастасия АккуратоваГульнара БенидзеДмитрий ЖелудковМария Львова-БеловаНаталья ЗыковаНаталья Харитонова